МИХАИЛ ФЕДОРОВИЧ РОМАНОВ НА КОСТРОМСКОЙ ЗЕМЛЕ

Начало XVII столетия. Государство Российское охвачено великой Смутой…

За короткий срок на царском престоле сменилось несколько государей. Со смертью в 1598 году бездетного Федора Ивановича оборвалась династия Рюриковичей-Гедиминовичей. Жена Федора Ивановича царица Ирина удалилась от государственных дел и постриглась в инокини под именем Александры. Земский собор избрал царем Бориса Федоровича Годунова, бывшего родом из костромских бояр.

Многие испытания и скорби выпали на русскую землю в годы царствования Бориса Годунова. Главными из них стали страшный голод и объявившийся на западных окраинах государства новый претендент на Русский престол. Он назвал себя сыном Ивана Грозного царевичем Дмитрием, якобы чудесным образом спасшимся от рук убийц. Принято считать, что именем царевича прикрывался монах-расстрига Григорий (в миру Юрий) Отрепьев, уроженец костромского Галича. После внезапной смерти Годунова и убийства его 16-летнего сына и наследника Федора Борисовича Лжедмитрий I в июне 1605 года торжественно вступил в Москву в качестве «природного» государя. Впрочем, царствовал он недолго. Москвичи были недовольны тем, что молодой царь не соблюдает православных обычаев и дает слишком много воли приехавшим с ним полякам. В ночь на 17 мая 1606 года Лжедмитрий I был убит. Тело его сожгли, пепел смешали с порохом, зарядили им пушку и выстрелили на запад – туда, откуда самозванец явился.

19 мая 1606 года царем был «выкрикнут» князь Василий Иванович Шуйский, руководивший заговором против Лжедмитрия I. 1 июня 1606 года в Москве состоялся чин поставления на царство Василия Шуйского, и, казалось бы, этим положен конец самозванству и смуте. Однако начавшееся в государстве брожение и недовольство только усиливалось. За пределами Москвы люди плохо знали о происходящем в Кремле. Многие считали Василия Шуйского «самоставленником» и верили в очередное чудесное спасение «истинного государя» Димитрия. Потому грамоты нового царя не имели на окраинных территориях никакого веса.

Со второй половины 1606 года страна погружается в кровавый хаос. Грабя города, посады и деревни шло к Москве разбойное воинство Ивана Болотникова, состоявшее по преимуществу из беглых холопов, казаков и крестьян. В подмосковном селе Тушине разбил свой стан новый Лжедмитрий, прозванный в народе «Тушинским вором». В сентябре 1609 года перешло русскую границу войско польского короля Сигизмунда III. Гетман Жолкевский на подступах к Москве разбил полки Василия Шуйского. В июле 1610 года потерявший всяческий авторитет царь был свергнут с престола и пострижен в монахи.

Не обошла Смута стороной и Костромскую землю. Зимой 1608 – 1609 годов Кострому захватили и разграбили тушинцы. Однако ополчение из северных городов выбило врагов из города. Поляки и их сторонники во главе с воеводой Никитой Вельяминовым укрылись за мощными стенами Ипатьевского монастыря. Шедший на подмогу осажденным пан Александр Лисовский был отогнан, а в сентябре 1609 года ополченцы под командованием воеводы Давида Жеребцова штурмом взяли твердыню. Остатки польских и тушинских отрядов были добиты на берегу Святого озера, где тремя столетиями ранее произошла битва костромичей с татаро-монголами.

Наступившая пора междуцарствия затянулась почти на три года. Функцию верховной власти выполнял в это время совет из семи наиболее влиятельных бояр («семибоярщина»). Однако Руси нужен был царь. Призрак Тушинского вора, реальная угроза полного распада государства заставили бояр просить принять русский престол польского королевича Владислава. Условием тому выдвигался переход Владислава в православную веру. 27 августа 1610 года Москва присягнула польскому королевичу как своему будущему государю, а спустя несколько дней в Москву вошло войско гетмана Жолкевского.

Между тем королевич Владислав не торопился выполнять выдвинутых москвичами условий, а переходить в православие и вовсе не собирался. В декабре 1610 года в Калуге был убит Тушинский вор, и русских людей постигло отчетливое понимание того, что иноземцы, сидящие в Москве, Великом Новгороде и Смоленске есть не гарантия государственного и религиозного самосохранения, а великая угроза ему. «Вооружимся на общих сопостат наших и врагов, – писал современник, – и постоим вкупе крепостные за православную веру и за святыя Божия церкви и за свои души и за отечество и за достояние, еже нам Господь дал…».

На Руси начинается широкое национально-освободительное движение. Его душой стал патриарх Гермоген, призвавший русских людей на защиту Отечества и Церкви. Первое земское ополчение, руководимое рязанским дворянином Прокопием Ляпуновым, потерпело неудачу и к осени 1611 года распалось. В ту же пору в поволжских городах: Нижнем Новгороде, Костроме, Ярославле – служилые и земские люди собирают второе ополчение. Под началом князя Дмитрия Пожарского и нижегородского старосты Козьмы Минина ополчение в августе 1612 года подошло к Москве. В конце октября ополченцы в союзе с казаками князя Дмитрия Трубецкого после ожесточенного сражения взяли город. Сидевшие в Кремле поляки сдались, а ополчение под колокольный перезвон торжественно вступило в освобожденную столицу.

Так открывалась новая страница русской истории, связанная с именем Михаила Федоровича Романова.

Смутное время до основания потрясло славный боярский род Романовых, круто изменило судьбы многих представителей этой фамилии.

После воцарения Борис Годунов решил обезопасить себя от главных конкурентов в борьбе за власть. Одними из первых были обречены на опалу братья Романовы, а самый деятельный и способный из них – Федор Никитич (отец будущего царя Михаила) – был в 1601 году насильственно пострижен в монахи под именем Филарета и фактически заточен в дальнем Антониево-Сийском монастыре. Принудительному пострижению подверглась и мать Михаила Ксения Ивановна (из костромских дворян Шестовых), получившая в монашестве имя Марфы и сосланная в Заонежье. Пятилетнего Михаила отдали на попечение его тетки княгини Марфы Никитичны Черкасской, также удаленной из столицы. В 1602 году Михаил Романов с сестрами отца был переведен Борисом Годуновым в родовую старинную вотчину Ф.Н. Романова – село Клин Юрьев-Польского уезда. Тогда же и Марфа Ивановна вновь встретилась с Михаилом. С тех пор мать и сын не разлучались.

В 1605 году принявший престол Лжедмитрий I возвратил из ссылки остальных Романовых и даже сделал Филарета ростовским митрополитом. Летом 1606 года уже в новом сане Филарет участвовал в перенесении мощей царевича-страстотерпца Дмитрия из Углича в Москву. Он же вместе с князем Василием Голицыным в 1610 году возглавил большое боярское посольство, отправившееся в Смоленск для ведения переговоров с польским королем Сигизмундом III об условиях признания королевича Владислава русским государем. Филарет проявил упорство в отстаивании русских интересов, посему был пленен королем и отправлен в Польшу.

Самые страшные годы Смуты Михаил и его мать провели в Москве. Они стали свидетелями ожесточенной борьбы за власть, военных столкновений, пожаров, испытали нужду и голод. Вскоре после освобождения города, поздней осенью 1612 года, инокиня Марфа и Михаил уезжают в свою костромскую вотчину – село Домнино.

Костромская земля не раз служила прибежищем для русских князей. Сюда перевез семью во время нашествия Тохтамыша Дмитрий Донской, здесь укрывались великий князь Василий Дмитриевич, а позже – Василий Васильевич Темный. Теперь наступала очередь Романовых оценить верность костромичей. Даже здесь, в костромской глуши, юношу подстерегала опасность. Оказавшийся под Домниным польско-литовский отряд – а их много было на Руси в то лихолетье – попытался пленить или убить будущего государя. Михаила спас крестьянин Иван Сусанин. Поляки требовали от Сусанина показать место, где находился Михаил Романов, но крестьянин отказался это исполнить, за что был казнен.

Оставив Домнино, инокиня Марфа и Михаил укрылись за надежными стенами Ипатьевского монастыря, стоявшего в излучине Волги и реки-Костромы.

После освобождения Москвы по русским городам были разосланы грамоты с предложением прислать в столицу представителей для избрания нового государя. Выборные от 50 городов единодушно постановили избрать царя не из иноземцев, а «из великих московских родов», а 7 февраля 1613 года главным кандидатом на престол объявили 16-летнего Михаила Романова. Такому решению способствовал и бесспорный авторитет митрополита Филарета, томившегося в польском плену. Впрочем, у бояр оставалось сомнение, будет ли угоден этот выбор тем, кто не смог прислать своих представителей на земский собор. Потому, как говорится в избирательной грамоте, «послали тайно верных и богобоязных людей во всяких людех мысли их про государское избрание проведывати, кого хотят государем царем на Московское государство во всех городех. И во всех городех и уездах во всяких людех та же мысль: что быти на Московском Государстве Государем Царем Михаилу Федоровичу Романову, а опроче его… никого на Московское государство не хотети». 21 февраля 1613 года Москва принесла присягу Михаилу Романову как новоизбранному государю.

2 марта 1613 года из Москвы в Кострому отправилось посольство земского собора, возглавляемое боярином Федором Шереметевым и рязанским архиепископом Феодоритом. К вечеру 13 марта посольство прибыло в Кострому и остановилось в селе Новоселки (нынешнее Селище) на правом берегу Волги. Всю ночь москвичи совещались с представителями костромского духовенства и дворянства о предстоящей церемонии.

Утром 14 марта московские челобитчики под звон колоколов отправились по волжскому льду к Ипатьевскому монастырю. Вскоре к ним присоединились горожане, селяне и местное духовенство. С крестами, иконами, развернутыми хоругвями процессия торжественно двинулась к святой обители. Михаил и его мать встречали шествие у Святых ворот монастыря. Инокиня Марфа приняла известие о решении земского собора настороженно, помятуя о горькой участи последних русских государей и понимая, какая тяжкая ноша ляжет на плечи ее сына после избрания на царство. В соборной Троицкой церкви монастыря архиепископ Феодорит и Федор Шереметев от лица земского собора и всех русских людей убеждали Михаила принять царский престол, дабы подать «избаву от всех находящих бед и скорбей». После долгих уговоров Михаил и его мать инокиня Марфа пали на колени перед главной костромской святыней – Феодоровской иконой Божьей Матери и молвили: «Аще на то будет воля Божия, буди тако».

19 марта 1613 года Михаил Романов отбыл из Костромы в Москву. На Руси появился новый законный государь. Кострома стала колыбелью последней царствующей династии, правившей страной более 300 лет.

С воцарением Михаила Федоровича Романова на Руси заканчивается эпоха безвластия и Смуты.

Новый царь всегда помнил о той особой роли, которую сыграла в преодолении тяжких невзгод Костромская земля. Святая Ипатьевская обитель становится предметом постоянной заботы государя, поскольку «в ней же в Троицы славимый Бог изволи нас избрати и нарещи на скипетродержавное Российское царство и на великое княжение быти царем и Великим Князем всея Русии…». В разные годы монастырю были пожалованы новые вотчины и угодья, пожни, пасеки и рыбные ловли, дворы и торговые лавки в городах. Были подтверждены старые и дарованы новые привилегии, восстановлены поврежденные во время осады 1609 года стены и монастырские постройки. Делались крупные пожертвования в храмы. Сегодня посетители Ипатьевского монастыря могут своими глазами увидеть те богатые дары, которые были принесены обители царем Михаилом Федоровичем.

Молодой самодержец был набожен и благочестив. В летописном сказании Макарьево-Унженского монастыря о времени правления первого Романова сказано так: «Царствование Михаила Феодоровича, яко по облаце солнце, яко по волнех тишина, яко весна по зимней дряхлости, радости, утешению и покою виновно бяше». Мягкий и незлобивый нрав молодого царя плохо соответствовал стоящей перед ним задаче – восстанавливать разоренное хозяйство, приводить в порядок финансы, устанавливать мир между сословиями, возвращать назад завоеванные иноземцами русские земли. Михаилу нужен был опытный советчик и сильный помощник. И такой человек скоро появился.

После заключения с поляками Деулинского перемирия (1618) стал возможен обмен пленными, и летом 1619 года домой из польской неволи вернулся Федор Никитич Романов (Филарет) – отец государя. Он немедленно получил патриарший престол, остававшийся свободным со времени смерти в 1612 году патриарха Гермогена. Деятельный и твердый в достижении своих целей патриарх Филарет сразу погрузился в государственные дела и заботы. По существу на Руси утвердилось двоецарствие. Даже царские грамоты подписывались двумя именами. Сам Михаил не подвергал никакому сомнению право отца принимать ответственные государственные решения, он признавался: «Каков он государь, таков и отец его государев великий государь, святейший патриарх, и их государское величество нераздельно».

С возвращением патриарха Филарета государство Московское крепло не по дням а по часам. Страна, измотанная войнами и социальными потрясениями, медленно восстанавливала силы.

Благодаря Бога за счастливое избавление от плена и возвращение на родину своего отца Михаил Федорович решил совершить паломничество в любимую им Костромскую землю к мощам чудотворца Макария, основавшего в XV веке монастырь на берегу реки Унжи.

24 августа 1619 года Михаил и его мать инокиня Марфа в сопровождении большой свиты отправились в дорогу. Путь их лежал через Троице-Сергиеву Лавру, Переславль, Ростов, Ярославль. Вечером 10 сентября царский поезд появился Костроме. Сразу по прибытии царь отстоял всенощную службу в Успенском соборе пред святым ликом Феодоровской Божьей Матери. За четыре дня пребывания в Костроме царь Михаил совершил молебны в Богоявленском и, конечно, в Ипатьевском монастыре, где когда-то нашел приют и защиту.

Надо ли говорить, как радовались костромичи приезду своего венценосного земляка. В памяти многих оживали радостные воспоминания шестилетней давности, когда люди шли крестным ходом к Ипатьевскому монастырю звать Михаила на царство. Город был охвачен радостным возбуждением. В церквях шли праздничные службы, совершались молебны в честь государя.

15 сентября высокие паломники отправились дальше, а спустя два дня они прибыли в свою родовую вотчину – Домнино, получившее к тому времени статус «дворцового села». Здесь вспоминал самодержец события скорбной зимы, когда совершал свой подвиг Иван Сусанин, когда принимал тот лютую смерть, спасая будущего царя от злодейского умысла. Здесь молился государь о душе простого русского крестьянина, верного своего слуги. Наследникам и родственникам Сусанина дана была жалованная обельная грамота, освобождавшая их от налогов и повинностей, даровавшая им во владение часть деревни Деревеньки.

25 сентября царь Михаил со своими спутниками остановился на ночлег в селе Спасское, в двадцати верстах от Макарьева. Наутро Михаил Федорович, показывая образец христианского смирения и благочестия, с иконой в руках, продолжил паломничество пешим. Тем самым царь хотел выказать особую благодарность святому угоднику Макарию за наступившее на Руси умиротворение и спасение родителя. Примеру самодержца последовали и сопровождавшие его сановники: князь Федор Мстиславский, государев дядя Иван Никитич Романов, князь Дмитрий Шуйский (родной брат Василия Шуйского).

Впоследствии в деревнях и селах, где останавливался на отдых царственный паломник, благодарными костромичами были воздвигнуты часовни.

Вечером 29 сентября 1619 года Михаил Федорович Романов по уже тронутому первым снегом берегу реки подошел к вратам Макарьево-Унженского монастыря, где встречен был настоятелем – игуменом Зосимой.

Государь написал отцу – патриарху Филарету о своем пребывании в монастыре так: «Во обители пребезначальныя Троицы, у целбоносного гроба великого в чудесах преподобного отца Макария всенощная пения и утренняя и литургии и молебная благодарения, по обещанию нашему, сподобил нас Бог совершити».

Спустя несколько дней паломники отправились в обратный путь, а вскоре после отбытия государя монастырскою братией при церкви Благовещения Пресвятой Богородицы был устроен деревянный придельный храм Михаила Малеина – в честь святого покровителя царя Михаила Федоровича. С той поры каждый год 4 октября совершалось празднование и торжественное богослужение в память благополучного отшествия государя из Макарьевской обители.

Возвращаясь в первопрестольную, царственные паломники посетили село Красное-на-Волге. Двигались медленно, «мешкотно», так как дороги раскисли от осенних дождей и снегов. Молодой царь щадил людей и часто давал им отдых. Только 10 октября добрались до Костромы, где вновь был совершен молебен в монастыре Богоявления Господня. 12 октября 1619 года царский поезд отправился в Москву. Так закончилось путешествие Михаила Федоровича к святыням Костромской земли, занявшее более месяца.

До конца своих дней и Михаил Федорович, и патриарх Филарет не забывали о нуждах костромских храмов и монастырей. Только Макарьево-Унженскому монастырю в течение 1616 – 1644 годов было дано двенадцать царских жалованных грамот. Получал богатые дары от государя и находящийся в 15 верстах от Домнина Железноборовский монастырь, основанный в начале XV века иноком Иаковом. Михаил всегда помнил о той радости, которую он испытал в мае 1613 года, вскоре после своего избрания на царство, узнав об обретении мощей преподобного Иакова. В этом виделся Божий знак, свидетельствующий о начале возрождения Руси. Крупные царские вклады были даны Костромскому Богоявленскому монастырю, Галичскому Преображенскому и Кинешемскому Успенскому соборам.

Костромскому Успенскому собору государь пожаловал большое число дорогой церковной утвари и большой благовестный колокол весом в 200 пудов.

В дальнейшем русские монархи оказывали высокое покровительство Костромской земле, помня о ее великих заслугах, ценя ту роль, которую сыграл древний волжский город в истории русской государственности.

Кострома тоже хранит память о своем славном прошлом. Она выдержала испытание революционным лихолетьем и безбожным коммунистическим правлением, когда попытались уничтожить саму Костромскую губернию, а вместе с нею – и всякое воспоминание об этой земле как колыбели двух царствовавших династий. Как всегда несуетно, но обстоятельно Кострома готовится встретить 400-летнюю годовщину Дома Романовых. Главным событием юбилея могло бы стать восстановление на центральной площади города памятника царю Михаилу Федоровичу Романову и русскому патриоту Ивану Сусанину.

Автор текста – профессор КГТУ Алексей Зябликов.

Реклама | Кострома в интернете
Генерация страницы: 0.010 с. Всего 3 запроса к базе.
Powered by SmallNuke © 2005-2006 SmallNuke Group.