Церковь Александра Невского в Потсдаме – память о союзе и дружбе Романовых и Гогенцоллернов.

«Кто не видел церковь Александра Невского, тот не видел Александровку». В этой известной среди жителей Потсдама пословице (сравните с «Кто не видел Эйфелеву башню, тот не видел Парижа») заложен смысл. Храм не только входит в общий архитектурный пейзаж бывшей русской колонии Александровки, что находится ныне под покровительством ЮНЕСКО, как памятник мирового значения , но и является необходимой частью здешнего историко – культурного ландшафта. Посетителей здесь вознаградит как архитектура, так и исторические свидетельства, находящиеся в самом здании православного храма.
Но прежде чем говорить о церкви и истории ее строительства, следует сначала узнать о зарождении собственно православия в Потсдаме.
История эта давняя, начавшаяся задолго до учреждения в 1829 году Фридрихом Вильгельмом III Александровки с ее русскими обитателями, которые были не первыми православными в Потсдаме.
Судьбы России и Германии тесно переплетались уже с давних времен. Расположенные на одном континенте, близкие по географическому положению, они вынуждены были совместно сосуществовать со всеми последствиями такой ситуации. Взаимоотношения отличались переменчивостью: от тесного сотрудничества в науке и культуре, союза в военной сфере в тяжелое для обеих стран время, когда решался вопрос сохранения независимости, до военного противостояния друг с другом.
Германия для России была главными воротами в европейскую цивилизации, а Россия для Германии стала первым рубежом в соприкосновении с далеким и непонятным Востоком. Как бы то ни было , но в сознании жителей двух стран ( независимо от переменчивой политики) утвердилось суждение о традиционности связей, в том числе, на династическом уровне.
Но вернемся ко времени возникновения первой православной общины в Потсдаме, а для этого обратимся к эпохе Петра I. Царь ,чтобы склонить Пруссию к союзу против Швеции передал в собственность (подарил!) прусскому королю Фридриху Вильгельму I (1688-1740) группу высокорослых гренадеров для включения в воинское подразделение lange Kerls (буквально – «длинные парни» или «длинные малые») – любимую игрушку «солдатского короля».
Личная гвардия Фридриха I состояла из солдат очень высокого роста (минимальный – 1 метр 88 см), которых тот покупал (!) в разных странах. Впрочем, лейб-гвардия из рослых солдат не была таким уж и капризом . Дело в том, что на ее вооружении использовались ружья, которые заряжались через дула, а солдаты с длинными руками могли это делать быстрее. Со временем русские солдаты составили треть полка. Словосочетание lange Kerls, как мы видим, имеет исторические истоки. Но образ, возникший очень давно, продолжает жить в обыденной жизни современной Германии, правда с другим значением. Так называют иногда, например, школьников-акселератов.
Итак, группа русских в рамках интернациональных «длинных малых» стала первой православной общиной в Потсдаме. И тогда король распорядился построить для них церковь, справедливо считая, что гвардейцы после многочасовых упражнений будут нуждаться в духовной помощи и заботе в традициях своего отечества. В 1733 году деревянное двухэтажное сооружение первой православной церкви во имя Симеона и Анны построили, а в марте следующего года, приехавший из России священник Василий Щербацкий в присутствии прусского короля и его семьи совершил обряд придания святости храму.
Между тем, король - главный устроитель - понимал, что православная религия вряд ли получит широкое распространение в Потсдаме - в городе - резиденции прусских королей, где, как и по всей Пруссии сильны позиции евангелическо – лютеранской веры , а потому здание церкви получилось скромным по размерам. Вероятно, была и другая причина. Король, по свидетельству современников, во всем экономил и платил придворным сущие гроши . Как раз в то самое время и появилось в широком немецком обиходе выражение «fuer der Koenig von Preussen arbeiten» («работать на прусского короля»), что означало «работать даром».


Король запомнился и тем, что создал огромную армию (отсюда и прозвище «солдатский король»), но несмотря на любимые им военные упражнения, ввязываться в войну не торопился. Такая осмотрительность дала повод для возникновения в народе другого словесного выражения, пережившего столетия: so schnell schiessen die Preussen nicht («так скоро пруссаки не стреляют»), то есть «так дело быстро не делается».
В сущности, Фридрих Вильгельм I был дальновидным человеком, твердо стоявшим на грешной земле. Его предположение об уменьшении численности православной общины в Потсдаме сбылось. Смерть руководителя православной паствы Щербацкого в 1740 году , кончина в этом же году самого учредителя церкви – короля, привели к роспуску легендарного гренадерского полка и к затуханию православной жизни . Хотя , немногочисленный батальон из трех – четырех десятков ветеранов все же сохранился, существуя на деньги теперь уже Фридриха Вильгельма II.
Нечастые приезды в Потсдам берлинского священника Кирилла не смогли спасти положение - община нуждалась в постоянном пастыре. Обеспокоенный король просил своего министра в Берлине, чтобы тот заботился о поездках священника из столицы с гарантией его дорожных издержек . Но время не способствовало оживлению православной жизни – число ветеранов неминуемо сокращалось, что привело в 1750 году к преобразованию храма в помещение , где разыгрывались театральные постановки (Komoediensaal). Но и театр в 1775 году закрыли, а совсем уже редкие члены общины теперь снимали помещение на деньги королевской казны. Одно из, может быть , самых последних мест расположения общины считается дом продавца Luettich на углу Lindenstrasse и Baeckerstrasse.
В 1806 году батальон ветеранов перестал существовать ,а в 1809 году умер последний русский из его рядов. Потом православная жизнь в Потсдаме, должно быть, настолько замерла, что местные хроникеры совсем не упоминали о ней, а потому можно считать, что между русскими «длинными малыми» Петра I и строительством через 100 лет церкви Александра Невского прямой связи нет.
На этот раз новая церковь в противоположность предшественнице должна была войти в историю архитектуры Гогенцоллернов как произведение искусства.(1) При этом главный заказчик строительства король Фридрих Вильгельм III (1770-1840) утвердился во мнении , что зданию следует придать все признаки русской церковной архитектуры в сочетании с возможностями берлинского романтического классицизма.
Но прежде чем говорить об этой творческой инициативе и обстоятельствах строительства, следует хотя бы кратко упомянуть о русской колонии Александровке, без которой проект возведения церкви вряд ли был бы осуществим. Для этого обратимся к историческим сюжетам уже начала XIX века.
Тогда у русской и прусской армий было много общего. Дружественные отношения между царем Александром I и королем Фридрихом Вильгельмом III развивались на фоне французской агрессии. Русская армия перестраивалась по прусскому образцу. Царь в 1801 году заявил своим послам : «Большая часть германских владетелей просит моей помощи ; независимость и безопасность Германии так важны для для будущего мира , что я не могу пренебречь случаем для сохранения за Россией первенствующего влияния в делах Империи» .(2)
Встреча двух монархов в 1802 году в Мемеле положила начало и личной дружбе, выходящей часто за рамки дипломатических условностей.(Александр не без влияния своего отца Павла I был расположен к Пруссии, стремился бывать здесь и связывал с этим надежды).


Однако ,нет необходимости подробно описывать все зигзаги военных и дипломатических действий полководцев и послов того времени. Достаточно иметь в виду главное : вступив в войну с Францией в 1806 году, Пруссия потерпела жестокое поражение, а король вынужден был покинуть Берлин и уехать в Санкт – Петербург. В 1812 году Пруссия стала площадкой для сосредоточения мощной группировки французских войск для вторжения в Россию. Более того, Пруссия вынуждена была подписать с Наполеоном договор о совместных действиях против России. Прусские солдаты пленили 500 русских солдат в Курляндии и доставили их Фридриху III. Получив живой трофей, король попытался как можно тактичнее выйти из затруднительного положения (напомним , что роль противника России ему была навязана Наполеоном) и приказал выбрать из толпы пленников … солдатский хор .После пробного пения группа солдат тотчас была переведена в резиденцию короля в Потсдам, а в октябре 1812 года в тамошний гвардейский полк. В составе хора оказался и Иван Федорович Яблоков (1779 – 1843) из Костромской губернии.(3) Полоса удач Наполеона не была вечной. Уже Бородинское сражение в августе 1812 года изменило ситуацию не в пользу французов, а через несколько месяцев Россия и Пруссия окончательно объединились, подписав договор о мире и дружбе .После поражения Наполеона Александр I оставляет в Потсдаме по просьбе короля русских солдат – певцов, а после смерти Александра в 1825 году принимает решение создать в Потсдаме мемориал русскому царю . В какой же форме ? Королевский указ от 10 апреля 1926 года определил так : « По моему желанию , как непреходящий памятник воспоминаний об узах дружбы между мною и его Величеством Императором России Александром I, основать у Потсдама колонию с русскими певцами, которых я получил от его Величества в качестве колонистов, и назвать колонию Александровкой».
Храм Александра Невского начали строить практически в одно и то же время с Александровкой .Чертеж поступил из царского дома Романовых, а автором был придворный архитектор Василий Петрович Стасов (1769 – 1848). В 1827 году капитан Шнетлаге ( Snetlage), строивший Александровку отослал предварительные наброски интерьера церкви в Санкт – Петербург для обсуждения и согласования. На всякий случай царь Николай I (1796 – 1855) распорядился подготовить два проекта храмового интерьера, для чего привлек лучших художников. В начале 1828 года в Пруссию прислали два эскиза внутреннего убранства церкви, один более пышный , другой - попроще. Немецкий архитектор Карл Фридрих Шинкель ( 1781 – 1841) ( Karl Friedrich Schinkel) скорректировал по своему усмотрению эскизы, внес изменения и дополнения в угоду «простоты и спокойствия». В свою очередь король признал не все замечания и предложения Шинкеля, хотя принципиальные и поддержал.
Талант Шинкеля проявился в том, что усиливая элементы классицизма, он не потеснил богатство мысли древнерусской архитектуры. Немецкий архитектор достиг с помощью мудрых символов русско-православного и немецкого классического зодчества художественной завершенности, пережившей столетия.(4) Первоначальное положение церкви святого Александра Невского знаменитый садово-парковый оформитель Петер Йозеф Ленне (Peter Joseph Lenné) (1789 – 1866) предусмотрел на окраине Александровки. Однако король хотел видеть церковь на открытом месте. Наконец, Ленне выбрал ближнее возвышенное место известное в округе как «Минная гора» (Minenberg). Название зародилось после того, как в далеком 1753 году французский военный инженер обер-лейтенант Ле Фабре (Le Fabré) произвел здесь опыты с 53 центнерами пороха. Прусский же король Фридрих Великий (1712-1786) посадил на взрывном полигоне 379 шелковиц для шелковичного хозяйства.
Возведение храма шло параллельно строительству Александровки, хотя трудности по созданию фундамента из-за характера почвы несколько замедлили работы. 11 сентября 1826 года ( в день памяти Александра Невского) Фридрих Вильгельм III, следуя доброй традиции церковной архитектуры, заложил первый камень под будущий алтарь. На фундаментном камне сделали запись по-немецки и по-русски, главный смысл которой состоял в том, что церковь будет непреходящим памятником воспоминаний о сердечной привязанности и дружбе Фридриха Вильгельма III и Александра I.
Руководил строительством капитан Шнетлаге , а помогал ему одаренный инженер - лейтенант фон Мотц. Да и потсдамские мастера-каменщики Форк, Триппель и Бланкенкорн показали сполна свои профессиональные возможности. Помогая ремесленникам , в строительстве церкви приняли участие и русские солдаты. К работе приступили немедленно! Хороший темп строительства, взятый умельцами и их помощниками, позволил членам потсдамской общины уже 10 июля 1829 года собраться в новую церковь на первое богослужение. Встреча состоялась в присутствии царя Николая I, его супруги Александры Федоровны ( Шарлотты), короля Фридриха Вильгельма III и сотрудников духовной миссии в Берлине, глава которой Иоанн Чудовский руководил богослужением.


А 11-го сентября 1829 года состоялось праздничное освящение потсдамской церкви, то есть через три года после того , как был заложен первый камень. Освятили ее в честь Александра Невского. После победы над Наполеоном при Ватерлоо, в 1815 году на Марсовом поле в Париже состоялся военный парад в честь Александра Невского, на котором присутствовал царь Александр и король Фридрих Вильгельм III. На выбор Александра Невского именным патроном потсдамской православной церкви повлияло и другое существенное обстоятельство – у русского императора Александра I, в память которого и построили церковь ,духовным покровителем был Александр Невский. В праздничном богослужении участвовали Николай I, Фридрих Вильгельм III, первосвященник и председатель церковной миссии в Берлине Чудовский и , конечно, жители Александровки.
Церковь Александра Невского представляло собой квадратное в плане здание , построенное в традиционном русском стиле. Внутреннее пространство вмещало около 50 человек, иконы же создавались в России в 1828 – 1829 годах специально для этого храма. Постепенно он наполнялся церковной утварью, многие предметы обихода в качестве вкладов поступали из Санкт – Петербурга и Москвы. Под иконой Святого Георгия Победоносца есть надписи с именами 14 русских колонистов с указанием года их кончины, а рядом висят медали России и Пруссии, полученные солдатами – певцами за участие в военных походах. В 1898 году в Александровке проживали всего лишь 4 семьи, а богослужение проходило уже на немецком языке, так как «вследствие постоянных смешанных браков и немецкой школы, потомки колонистов совершенно онемечились». Православный приход имел священника из коренных немцев и церковно-приходскую школу на немецком . Церковь числилась в ведомстве гвардейского полка, шефом которого был российский император.
В непосредственной близи от церкви располагалось кладбище, проект ограды которого разработал К.Ф. Шинкель в 1830 году. Здесь похоронены те, кто особенно тесно связал свою жизнь с потсдамской православной общиной. Например, Иван Борисович Чудовский (1765-1838); Василий Кутузов - граф, военный уполномоченный прусского императора, генерал-адъютант, участник войны против Наполеона; Мария А. Мальцева - супруга православного священника А.П. Мальцева (1886-1914), вернувшегося с началом Первой мировой войны в Россию. Русских жителей деревни Александровки хоронили на лютеранских кладбищах а Потсдаме.
В период между двумя мировыми войнами жизнь потсдамской общины оставалась неопределенной. Однако, в 1945 году она снова обрела священника в лице Николая Маркевича. Духовный попечитель получил дом рядом с церковью и руководил духовной общиной на протяжении 20 лет. После его смерти место священника общины оставалось свободным. Николай Маркевич (1889-1968) и его супруга Мария (1901-1976) похоронены на церковном кладбище.
В последующие годы время от времени божественную службу проводил приезжающий священник, однако, с 1986 года уже на постоянной основе исполняет эти обязанности Анатолий Коляда. Сегодня потсдамская православная община состоит из русских, сербов, румын, немцев. Здание церкви считается наиболее старой в Западной Европе русской церковной постройкой.

Доктор исторических наук, профессор Е.А. Флейман (Костромской государственный университет)
Реклама | Кострома в интернете
Генерация страницы: 0.007 с. Всего 3 запроса к базе.
Powered by SmallNuke © 2005-2006 SmallNuke Group.